Оригинал материала: бэби-сцена

Художественный руководитель театра «Снарк» – о настоящем и будущем детских спектаклей


2016-03-08


К 8 марта Бэби Сцена решила сделать подарок своим читательницам и поговорить с интересным мужчиной. Выбор наш пал на Юрия Алесина – художественного руководителя театра «Снарк», арт-директора фестиваля независимых театров для детей «Карабас», режиссёра, актёра и сценариста.

 

– В конце марта — начале апреля пройдёт четвёртый фестиваль «Карабас». Как он поживает?

 

– Хорошо, что вообще поживает. Я был готов, к тому, что Андрей Поздняков (директор театра «Домик Фанни Белл», основной площадки фестиваля – А.С.) откажется тянуть это всё в 2016 году, но он неожиданно согласился. Сам я считаю, что фестиваль должен существовать, он нужен и зрителю, и сообществу маленьких театров для детей.

 

Конечно, нам очень не хватает финансирования. Мы хотим развиваться, но не можем этого сделать. Поэтому остаемся  на том уровне, который есть: показываем интересные премьеры для детей и знакомим зрителей с новыми коллективами. И ждём, что когда-нибудь кто-то даст грант или придёт спонсор…

 

– Кроме финансирования, «Карабасу» чего ещё не хватает?

 

– Сейчас не хватает молодых и задорных театров, у которых желание показать себя было бы сильнее коммерческого расчета. Лет 5 назад, когда мы делали фестиваль «Бутон» с Юрой Макеевым (основатель «Театра вкуса» — Б.С.), все только начиналось и мы именно такими и были: могли подорваться и провести, например, яркое уличное открытие. Теперь все уже пообтерлись, каждый нашёл свою нишу.

 

– На «Карабасе» в этом году представлено четыре бэби-спектакля: «Чудо-День» Оксаны Исаевой, «Порт» Веры Соколовой и Алины Бровиной, «Улитка» Юры и Оли Устюговых и «Шур-Шорохи» Иры Теплуховой. На какую из этих постановок ты бы повёл малыша до 4 лет?

 

– Бэби-программа формировалась экспертами от «Домика Фанни Белл», которым я полностью доверяю. Сам, признаться, пока видел только «Шур-Шорохи». Ира Теплухова не так давно занимается бэби-театром, но очень точно попадает в аудиторию.

 

В этом спектакле всё сделано из пакетов – это тот случай, когда материал диктует содержание. Пакеты издают всякие шорохи, звуки и складываются в различные фигуры. С помощью пакетов можно превратить человека в бабочку, а можно вытащить из тайника целую гусеницу. Абстрактные бесформенные вещи обретают совершенно конкретную форму. У малыша вырабатываются логические связи, ему есть за чем следить. Актеры чувствуют детей и отлично с ними общаются. Спектакль сам по себе очень красивый.

 

– Часть бэби-спектаклей (например, постановки Устюговых) работает с реальными предметами и образами, знакомыми ребенку. Другие, например, «Шур-Шорохи»  – более абстрактны и работают с воображением. Как думаешь, что из этого малышу до 4 лет более полезно?

 

– Мне кажется, всё. Детям нужно и знакомиться с реальным миром, и развивать абстрактное мышление. «Первый театр» тоже работает со всякими странностями. Яркие визуальные спектакли, вроде тех, что делают Соколова и Бровина – то, что нужно по картинке.

 

Мне понять концепцию бэби-театра помогают книги для самых маленьких. Открой любую книжку – там знакомят с цветами, животными, геометрическими фигурами… И на каждую такую штуку можно сделать по спектаклю. Помню один европейский бэби-спектакль про цвета: там сначала всё было белым, потом жёлтым, потом красным.

 

– Бэби-театр – режиссёрское явление или всё-таки художественное?

 

– Бэби-театр – результат сотворчества актёра и художника. Режиссёр, в принципе, не сильно нужен.

 

– А как рождался твой первый спектакль для малышей – «Глазами цветка»?

 

– Изначально у него не было никакой литературной основы, мы сами всё придумывали. У меня был список тем для бэби-спектаклей: цветочки, рыбки, звездочки и т.д. Задача была – не выйти за пределы кругозора двухлетнего ребенка. Решили остановиться на цветке, потому что он чем-то похож на ребенка: тоже растет, требует заботы … И весь сюжет строится вокруг того, как помочь этому самому цветку вырасти.

 

Мы работали с замечательной художницей Майей Арсеньевой, которая наполнила спектакль очень милыми букашками и цветочками. А её муж Илья создал нам чудо-цветок, который сам раскрывается на глазах у зрителей. Он долго с ним мучился, какие-то микро-моторчики пристраивал… В общем, это наша секретная технология.

 

– Планируешь ещё для этого возраста что-то ставить?

 

– Слушай, я вспомнил, что у меня задумывался еще один бэби-спектакль! Это была история про сотворение мира, предполагалось большое пространство, в котором много куполов – а-ля палатки, чуть-чуть побольше. И дети перед началом спектакля проходят сквозь эти палатки, каждая – какой-то свой мирок, своя планета… Потом они бы собирались в самом большом шатре, там бы их встречал Ангел – посредник между ними и Богом. Ангел получал, например, чертёж ёжика, и на глазах у зрителей собирал его.

 

Но, к сожалению, эта история не пошла, потому что была рассчитана на большое пространство и ежедневный многоразовый прокат.

 

– Музыка – изюминка «Снарка», может, стоит взять эту тему?

 

– Возможно! Я бы взял несколько музыкальных инструментов, придал бы им игровые свойства. Может быть, они бы играли сами на себе.

 

Наш аккордеонист Дмитрий Карев подготовил хороший материал для бэби-концерта. Они вместе  с женой собрали песни из самых разных стран. Весь музыкальный материал уже готов. Может, это и станет ближайшей бэби-премьерой, как только мы придумаем интересную театральную форму.

 

– На самом деле в Москве не хватает бэби-концертов, где элемент театрализации был бы продуман и сделан профессионально. Обычно это просто музыканты плюс анимация.

 

– Да, коллеги мыслят пока только так, но зрители воспринимают их восторженно. Я бы делал альтернативные концерты, но не очень представляю, где их играть.

 

– Влияет ли как-то профессия режиссёра на твои родительские качества?

 

– Ну, не знаю. Мы с детьми лет с пяти всё время играем в театр. Они меня терроризируют: «Папа, когда мы будем делать номер?» Каждый вечер придумываем какие-то этюды: в ресторане или, например, заколдованная принцесса… Они любят играть. Я даже в какой-то момент подумал один из снятых снарковских спектаклей восстановить, сделать на них и посмотреть, что выйдет.

 

Правда, сейчас мои дети перестали любить  ходить в театр – наверное,  я слишком часто их туда водил. Теперь они говорят: «В театр? – Нееееет».