Театр обско-угорских народов «Солнце» из Ханты-Мансийска и творческое объединение «Трикстер» совместно выпустили спектакль «Дети неба». Вячеслав Игнатов и Мария Литвинова забрались в глубь Сибири не просто так, а с особой миссией — помочь популяризировать культуру мансийского народа. Знатные мифотворцы («Эпос о Лиликане» получил «Золотую Маску»-2010) на этот раз взялись за культуру реально существующую, во многом сакральную, и, к сожалению, постепенно исчезающую, в отличие от цветущей Лиликании.

Приглашённые в «Солнце» главным режиссёром театра Анной Вишневской, авторы знали о ханты и манси не больше среднестатистических москвичей: рыбалка, оленеводство, свой язык… То есть, ничего практически. Но, приехав в аутентичный мансийский театр, они с помощью актёра Александра Тургачёва всерьёз взялись изучать местный фольклор — в основном устный, существующий во множестве вариаций, так как центрального мифа у народности нет. Под чутким руководством шаманов (а к ним относится весь художественный совет театра), множество раз меняя замысел (автор многострадальной пьесы — Юрий Пронин), в союзе с художниками Вячеславом Зайчиковым и Павлом Мизевым, дуэт наконец создал потрясающий спектакль, который и привез на «Золотую Маску» 12 апреля.

«Дети неба» представлен в номинациях «Лучшая работа художника» и «Лучшая работа режиссёра» театра кукол, но на самом деле кукол тут особо и нет. Это невероятно свободная в своём воплощении работа, где соединились тени — единственно возможный вариант визуализации мансийских богов — и театр драматический.

В спектакле два плана, лирический и сатирический, и они всё время перебивают друг друга. Настоящие манси, в традиционных костюмах, под народный напев и музыку, рассказывают свои священные истории о сотворении мира, богах, великанах, о создании человека… А их то и дело прерывает придурковатая экскурсоводша с указкой. Она отводит тканевую стену чума и с пионерским энтузиазмом повествует о культуре, которая вообще-то ещё жива — тут же, за её спиной экскурсию иллюстрируют настоящие манси в толстых оленьих шубах. Вместе с надоедливой всезнайкой внутрь нашего убежища словно заглядывает сам дух времени, рано или поздно покрывающий густой пылью все традиции.

DSC_4143

Зрелище взывает ко всем чувствам маленьких гостей и их родителей. В воздухе разносится запах благовоний, зрители сидят на подушках в тесном пространстве мансийского жилища и с удивлением наблюдают, как миф всё явственнее оживает. Сначала это только панорама теней, вырастающих вокруг, по стенам, и даже на потолке… Настоящий мультик, сделанный в технике, где Игнатову и Литвиновой мало сыщется равных, окружает и как будто переносит нас из зала ЦИМа в далёкие края. Скоро к визуальным эффектам добавляются звуки, за стенами чума щебечут птицы, гремит гром, шумит лес — около десятка невидимых зрителю актёров заняты в сложной звуковой партитуре, созданной Игорем Устиновичем. К концу спектакля манси и вовсе вторгнутся в крохотный мирок: свесят сверху удочки и, пока дети цепляют на крючки плюшевых рыб, расскажут еще парочку преданий.

Сомнительная формулировка «театр 4D» (каким же ещё быть театру?), всё-таки применима к этой постановке. В финале стены-простыни со страшным звуком будут взметаться вверх, панорама завертится в жутком хороводе, тихий мирок содрогнётся под страшным землетрясением — и сердце на самом деле уйдёт в пятки. Как и у многих народов, у манси есть и апокалиптический миф. Вот им-то всё и закончится.

Уходя с этого впечатляющего эпического действа жалеешь только об одном: вряд ли культуру коренного населения Югры удастся популяризировать спектаклем, который за один раз могут посмотреть не более 40 человек. Даже если он получит «Золотую Маску», чего всячески желаю.

Саша СОЛДАТОВА

Об авторе >
Все статьи Саши >