litv3

Что помешало реформе, начатой Евгенией Шерменевой в Московском театре кукол? Как современное искусство помогает сохранять древние культуры? Зачем молодому режиссёру репертуарный театр? Появится ли свой детский театр в Ялте? Об этом «Карабасу» рассказали режиссёры творческого объединения «Трикстер», номинанты «Золотой Маски»-2014, авторы концепции музыкального театра кукол — Вячеслав Игнатов и Мария Литвинова.

Обидно, что «Дети неба» не удостоились «Золотой Маски»…

Слава: Ну да… Я на самом деле прекрасно понимаю, как мог развиваться спор между членами жюри. Наш спектакль кукольным можно назвать условно. Даже в СПбГАТИ, когда мы защищали диплом, профессора пытались снизить оценку за то, что мы работали в технике театра теней.

detineba

Я: Но вообще хороших теневых спектаклей сейчас катастрофически мало, так? На «Маске» ваша работа была единственной, в Москве их тоже — по пальцам пересчитать…

Слава: Да. Есть теневой театр в Измайлово, но он далеко не лучший в жанре… Театр «Тень» Эпельбаума и Краснопольской вопреки названию давно превратился в театр самых разных форм. Тени, как и куклы, — лишь средство выражения, а не самоцель. В основе всегда лежит идея. Если для неё больше подходит форма мультфильма, то зачем делать спектакль?

Маша: В «Детях неба» много компонентов: тени, свет, атмосфера, звуки, люди…

Слава: Идея этого спектакля — конфликт живого и неживого. Экскурсовод все пытается поместить в рамочку, сделать сувенир, продукцию на продажу. А ему противостоит живая культура. В спектакле нет фонограммы, все настоящее, даже человек, который рассказывает истории — настоящий манси. Таких, как он, осталось немного, около восьми тысяч, но у этой культуры потрясающая история.

У вас личный интерес к этой теме?

Слава: Нет, это была работа на заказ, по приглашению Анны Вишневской. Мы были сильно удивлены, потому что ничего не знали о манси.

Маша: Как выяснилось, местная культура органично встраивается в общемировой контекст. У манси две официальные религии — язычество и православие. Мы спрашивали их: «Вы куда идёте, если что случится?», — а они отвечали: «Ну, мы на всякий случай к шаману сходим, а потом помолимся на иконку. Авось, что и поможет».

Слава: Во всех мифах приходилось вычленять привнесения христианства, которое не так давно туда пришло. Худсовет состоял из шаманов-старейшин, поэтому работа над спектаклем требовала знания многих нюансов и культурных табу. Постановка сделана в национальном театре тюркско-угорских народов «Солнце» — там играют только националы, ханты и манси.

Маша: Все — носители национального сознания. Современная драматургия поэтому там не особо успешно идёт.

Слава: Когда ты там оказываешься, понимаешь, что в этом месте не можешь поставить, например, «Щелкунчика» или «Золушку» — это что-то из ряда вон. Вообще европейская драматургия в корне расходится с природой этих артистов.

Маша: Поэтому мы сейчас поедем делать второй национальный спектакль, хотя в разгаре работы над «Детьми неба» думали, что никогда в жизни не вернемся к фольклору. То, что нам кажется естественным, там идет вразрез с основополагающими правилами. Например, богов играть категорически нельзя, иначе в жизни будут большие проблемы. Отсюда и театр теней, хотя, если честно, нам уже хочется чего-то нового. Следующий спектакль будет продолжением «Детей неба», историей о том, что случилось после появления человека.

Слава: Мы пытались настаивать на своём европейском видении, но оказалось, что это бесполезно.

Мне кажется, именно этим спектакль и ценен — гармоничным слиянием архаичного сознания с современной театральной формой.

Маша: Как оказалось, да. Однажды на спектакль пришёл человек, который работает на нефтяной вышке. Зашёл случайно, с ребёнком. И после он был так поражён, говорит: «Я пятнадцать лет живу в Ханты-Мансийске и ничего не знал, оказывается, об этих людях! Теперь в музей схожу, что-нибудь почитаю». Значит, нашу просветительскую задачу можно считать выполненной.

Слава, расскажите про Ваш опыт работы в Московском театре кукол (МТК). Вы были туда назначены как главный режиссёр и совсем недавно прекратили своё сотрудничество. Какие стояли задачи, и почему всё так внезапно кончилось?

Слава: Пригласил меня Григорий Папиш, и я пришёл с идеей сделать музыкальный театр кукол. Все проекты рассматривались через эту призму: «Театр на ладошке», «Майская ночь», «Петя и Волк и не только!!!» и «Петрушка», который сейчас выпускается. Для меня была важна социальная значимость спектаклей. «Майская ночь» Каролины Жерните попала на «Золотую Маску», в номинацию «Эксперимент», это первый спектакль для слепых в России. Оказалось, для театра звуки, запахи, тактильные ощущения — это особые выразительные средства. Сейчас Каролина ставит уже следующие спектакли для слепых в других городах России.

Majskaja_noch4

Маша: Мне кажется очень знаковым то, что произошло в МТК за последний год. Появилось два абсолютных «ноу-хау». Во-первых, была запущена линия спектаклей для слепых, во-вторых, возник «baby-театр», которого в России практически нет. Да и в Европе где-то лет пять он только существует. Совсем маленьких детей нельзя посадить в зал-тысячник…

Слава: …Ведь они не понимают, почему вместо них играют дяди и тёти. Требуется совсем другая работа со зрительским вниманием. Со спектаклем «Театр на ладошке» МТК стало гораздо легче, потому что родители перестали приводить малышей на постановки, которые рассчитаны на более старший возраст.

Маша: Концепция «baby-театра» зародилась благодаря режиссёрам Ольге и Юрию Устюговым. Они и сейчас продолжают развивать жанр.

Слава: Потом я сделал «Петю и Волка и не только!!!» по симфонической сказке Сергея Прокофьева. Спектакль программный, воплощает всё то, чем я вообще планировал заниматься. Это музыкальная постановка для театра кукол. Музыку написал Пётр Поспелов, идея принадлежит Григорию Папишу. На сцене живой оркестр, куклы — очень необычные…

Маша: …Ни одни мастерские не брались их изготовить. Люди и куклы должны были составлять одно целое, все персонажи играются ими одновременно. Куклы очень большие: в волке два мужика стоят, ещё и третий сверху садится…

Слава: Проект удалось осуществить только благодаря художнику Лизе Дзуцевой и мастерским «Art-esh».

Так почему Вы всё-таки расстались с МТК? Неужели Вашей работой остались недовольны?

Маша: На самом деле проблема в том, что в МТК взяли бывшего директора Театра им. С.В.Образцова…

Слава: …Который довёл театр до такого состояния, что он до сих пор не может оклематься. Будет хорошо, если теперешнему главному режиссёру, Боре Константинову, удастся оживить это место.

Маша: Мы понимали, что новый руководитель — человек, которого близко нельзя подпускать к театру кукол, но у директора, Папиша, было другое мнение. С этого всё и началось.

Вы считаете, что достигли поставленных целей?

Слава: Нет, не успел. Для того, чтобы МТК стал рупором музыкального театра кукол, нужно было хотя бы пять лет. А сейчас репертуар достаточно разношёрстный. Единой художественной политики нет, как и художественного руководителя вообще.

Маша: Это театр, где, мягко говоря, всё было очень плохо в плане искусства. Два года назад его решили реформировать, обновили репертуар, сделали ремонт, сократили труппу. Это было ещё до «Гоголь-центра». Если «Гоголь-центр» и Серебрянников у всех на слуху, то здесь какой-то Папиш, какие-то куклы — никто почти не обратил внимания. Но внутри сопротивление было огромным! Его приняли на себя Соня Дурова, Надя Конарева и Филипп Григорьян — первая творческая команда, пришедшая туда. Они, конечно, большие молодцы, потому что пережить психологическую атаку было нелегко. Но, как оказалось, всё было зря. Сейчас пришёл директор, который будет возвращать старый репертуар.

То есть реформа МТК провалилась.

Маша: Да. Место руководителя сейчас занял Голдовский Борис Павлович. Он очень высококультурный, образованный человек, но не режиссёр, и у него точно нет цели развить музыкальный театр кукол. Концепция пока существует только у меня и Славы в голове, и мы будем сами продолжать её реализацию.

Слава: А в МТК восстановят «Грязного слонёнка»… (Загадочно улыбается)

«Грязный слонёнок»?

Слава: Была в репертуаре такая вещь, называлась «Несносный слонёнок». Она была такой старой, что кукла слонёнка стала совсем уж несносной, и артисты стали называть спектакль «Грязный слонёнок». (Думает.) То, что сейчас творится в Театре им. С.В.Образцова, «Жар-птице», «Альбатросе» — это же глубокая провинция! Москва должна подавать пример всей стране, а на деле выходит, что далеко от столицы интересные кукольные спектакли появляются даже чаще. То, что привезли на «Маску» — это лучшее. Шесть спектаклей. Теперь зайдите в любой московский театр кукол и ужаснитесь.

Может, так происходит потому, что в театр кукол в основном попадают не реализовавшиеся режиссёры и актёры драмы?

Слава: В том числе. Но лично я целенаправленно учился на режиссёра театра кукол. Причина упадка кроется во всеобщей инерции. Они думают: «Зачем делать хорошие спектакли, тратить силы, деньги, если и на плохие зритель идет?» А ленивый зритель выбирает не спектакль, а название. Смотрит — о, «Золушка», понятно, о чем. Его не интересует ни качество кукол, ни уровень режиссуры, ни мастерство актёров. В итоге никто не относятся к кукольному театру серьезно. Мы пытаемся переломить ситуацию, доказать, что театр кукол — такое же искусство. Делаем такие детские спектакли, которые интересны родителям, и такие взрослые, которые понятны и детям. Хитрым образом заманиваем людей. Глядишь, однажды они поймут, насколько куклы прекрасны.

От редакции:
Публикую комментарий МТК к данному интервью, на чем считаю историю с «клеветой» исчерпанной, хотя у Вячеслава Игнатова и «чешутся руки» написать опровержение на опровержение. На 28 мая назначен суд по делу о незаконном увольнении художественного руководителя МТК – там, надеюсь, и будет частично установлена истина. Обеим же сторонам конфликта желаю больше никогда не пересекаться и развиваться каждой в своем направлении.
Саша Солдатова.


ОТ МОСКОВСКОГО ТЕАТРА КУКОЛ
В опубликованном интервью В. Игнатова и М. Литвиновой есть недостоверная
информация, искаженные факты, а также высказывания, оскорбляющие честь и
достоинство директора Московского театра кукол, заслуженного деятеля искусств РФ,
кавалера ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», Бориса Михайловича
Киркина и коллектива возглавляемого им театра.

1. Игнатов был уволен на основании Приказа 15-К от 25.02.2014 «О дисциплинарном
взыскании», где сказано, что Игнатов не вышел на работу с 13 по 15 февраля
2014 г. и, на основании подпункта «а», пункта 6, части первой, статьи 81
Трудового кодекса РФ, он 28 февраля 2014 г. был уволен. Подписан приказ
директором театра Г. Л. Папишем, который работал в театре до 30 марта.
Таким образом уволил Игнатова не нынешний директор театра Б.М. Киркин,
которого пытается оболгать жена В.Игнатова – М.Литвинова, а бывший директор
театра Г.Л. Папиш за вполне конкретные прогулы и безразличное отношение к
своим обязанностям: Игнатов последнее время не занимался ни репертуарной
политикой, ни работой с труппой.
Теперь о других искаженных в интервью фактах.
2. Авторство идеи создания программы музыкальных кукольных спектаклей в МТК
принадлежит Григорию Леонидовичу Папишу, никакой самостоятельной идеи
у Игнатова и Литвиновой на этот счет не было. Г.Л. Папиш готов дать по этому
поводу расширенное интервью.
3. Игнатов не имеет отношения ни к спектаклю «Майская ночь», ни к «Театру
на ладошке». Режиссеров этих спектаклей Каролину Жерните, Ольгу и Юрия
Устюгова пригласил «Культпроект» — Н. Конорева С. Дурова.
4. Абсолютно хамским и недопустимым мы расцениваем следующий пассаж
Литвиновой «новый руководитель — человек, которого близко нельзя подпускать
к театру кукол». И это о Б. М. Киркине, которого назначил на пост директора
Департамент культуры Москвы, которого два президента России – Ельцин и Путин
– отметили государственными наградами. Кстати, именно к Киркину в Театр им.
С.В. Образцова в свое время обратились с просьбой поставить свой спектакль
никому не известные Игнатов и Литвинова, и им была дана такая возможность – в
Большом зале шла их «История Алоиса». Тут, что называется, без комментариев
по поводу человеческих качеств и общей культуры вышеназванных режиссеров.
Игнатов манипулирует не только фактами, но и датами: Б.М. Киркин ушел
из Театра им. С.В. Образцова в 2008 г., когда театр был популярен, когда
наполняемость зала публикой составляла в среднем 90%. И если за последние
шесть лет Театр Образцова в чем-то и сдал позиции, то уж точно Б.М. Киркин
за это ответственности не несет. Не у него принял «наследство» Борис
Константинов.
И последнее. Не зная сегодняшнего дня театра, его репертуарных планов и задач
на ближайшее будущее, Игнатов и Литвинова огульно заявляют, что «реформа МТК
провалилась», а редактор сайта радостно выводит броскую фразу в качестве заголовка.
Провалилось их «сотрудничество» с театром, но не его поступательное движение
вперед.
Пресс-секретарь Московского театра кукол
Алла Алешина

 

Дальше Вы будете развиваться самостоятельно как «Трикстер» или продолжать сотрудничество с репертуарными театрами?

Слава: И то, и другое. Своими силами не каждый спектакль можно сделать. Где-то требуются цеха, большее количество людей, постоянный прокат, без которого спектакль просто умирает.

Маша: Например, «Сказки роботов о настоящем человеке» в «Практике» мы не могли бы сделать самостоятельно чисто технически. Там, как минимум, трое человек в рубке, постановка сложная по свету, звуку и видео, реквизиту…

Слава: У каждого свои представления о театре, нам проще работать в команде. Театр — это банда профессионалов. Например, я делал танцевальный спектакль «Части тела» с Денисом Бородицким. Он профессиональный хореограф, я режиссер. С нами работают артисты, художники… И вот, мы собираемся все вместе и начинаем творить, вступаем в диалог. Я что-то предлагаю, задаю рамки, а мне отвечают. Работать в одиночестве неинтересно, должен происходить постоянный обмен идеями.

Роботы1

Не могу не спросить: как себя чувствует филиал «Трикстера» в Ялте?

Слава: Украина совершенно никакого внимания не обращала на культуру. Мы делали филиал на собственные деньги, которые зарабатывали здесь, в Москве. Чтобы поставить спектакль, нужно было устраивать сначала кастинг, потому что в Ялте театра нет, актёров, соответственно, тоже. Я родился в Ялте, и моя задача по отношению к своему родному городу — сделать детский театр. Там уже несколько поколений выросло без него.

Маша: Многие взрослые люди, которые приходили к нам, попадали в театр первый раз в жизни. Они себя вели, как в кино. Шумели, тут же обсуждали спектакль, могли выйти пофотографироваться с артистом на сцене… У них вообще не было театральной культуры как таковой. Поэтому мы перед спектаклем стали подробно им рассказывать, как детям, что такое театр, как в нём себя ведут.

Теперь в Ялте будет настоящий театр?

Слава: Будем работать над этим. На тот момент, когда я руководил МТК, у меня просто не было времени на другие проекты, теперь оно появится. Сейчас, в связи с изменившимся положением Крыма, может быть, выделят деньги на его культуру…

Маша: …Надеемся на российские гранты. У нас всё ещё неплохая система: «Открытая сцена», СТД, поддержка фондов, Министерства культуры РФ… Мы на гранты уже три спектакля сделали. Это то, что даёт возможность творить и дальше.

Саша СОЛДАТОВА

Об авторе >
Все статьи Саши >