Учиться в школе я не любил, хотя был «заядлый хорошист». В 14 лет, после 9-го класса, я поступил в театральное училище в Нижнем Новгороде. На драму не взяли, пошёл на куклы. Первый год учился так плохо, что мой мастер поставил мне три с минусом (а хотел два!) только для того, чтобы не выгнать и дать шанс. После выпуска он уже лично позвал меня работать к себе в Горьковский театр кукол. Я играл большие, хорошие роли! Но потом так вышло, что уехал в Москву. Метался, метался — и попал в Театр кукол имени С. В. Образцова. За семь лет я переиграл очень много ролей: от центральных до простых помощей. Перепробовал самые разные системы кукол. И вот, в какой-то момент, я созрел, захотел сделать свой собственный спектакль. У меня есть книга Сергея Образцова о его творческой биографии, из которой я выписывал себе цитаты. Там были фотографии детей, которые смотрят спектакль. Какие у них лица, выражение глаз! Будто перед ними чудо происходит! Я хотел, чтобы мой зритель был таким же. Как это сделать? Удивить ребёнка сегодня, когда столько всего вокруг, очень сложно. И я решил придумать таких кукол, которые бы двигались самостоятельно. Чтобы не видно было тростей, ниток и прочих средств, с помощью которых они оживают.

Так появились куклы на магнитах, а впоследствии и спектакль «Колобок». Это реально круто! Впечатление такое, что живой мультик рождается у вас прямо на глазах! Но я не режиссёр, поэтому в спектакле есть «странные» решения, о которых мне говорят коллеги и простые зрители… Например, нет финала. Неправильно было бы в детском спектакле показывать такую страшную сцену насилия, как поглощение Лисой полюбившегося всем зрителям Колобка. И что с этим делать, я не знаю, поэтому всегда за это прошу прощения. А дети в свою очередь предлагают варианты решения этой проблемы, и так мы общаемся после спектакля — это очень здорово!

Делать спектакль одному очень сложно, нужен взгляд со стороны, поэтому в новом проекте я позвал в помощь режиссёра, Влада Костина. Это человек, который меня правит и направляет, а вся идея и форма — мои. Я назвал себя «Небольшой ТеАТР». Всё очень просто. Есть «Большой» и «Малый» театры, а «Небольшого» не было. Вот я и заполняю пробел. Хочу и дальше делать моноспектакли и показывать их на любых площадках, в любых экстремальных условиях. Главное — это должны быть лёгкие, мобильные, разборные, зрелищные постановки, которые могут поместиться в багажник моей легковушки.

Мне хочется соединять новые технологии, материалы, необычные инструменты взаимодействия со зрителем в спектаклях. Хочется экспериментировать, находить что-то новое, быть первооткрывателем! Я убеждён, что сочинять чудеса из ничего — это то, ради чего и создан человек. У меня есть мечта: сделать огромную мастерскую-лабораторию, где будут изобретать новые материи, световые эффекты, воздушные потоки, беспроводные медиа, конструировать новые пространства!… Чтобы потом, конечно, всё это применять в области театра. Безусловно, технические новшества должны сочетаться с высококлассной работой актёра. Ведь человек — живой, а техника — нет. В руках актёра она может обрести душу, и тогда он ощущает себя волшебником, почти божеством.

Руслан ВОЛЬФСОН

Выездной театр Юрия >

Фото: Дима Макаров