Спектакль «Козочка Злата»

Исаак Башевис-Зингер, американский писатель, сочинявший на идише, нобелевский лауреат 1978 года, популярнее на московской сцене, даже чем Шолом-Алейхем. По его рассказам поставлены «Враги. История любви» в Современнике, «Шоша» в Театре Наций, «В тени виноградника» в Театре им. А. С. Пушкина, «Нас ждут далеко-далеко, не здесь» в Театре п/р Армена Джигарханяна, «Поздняя любовь» в Театре на Малой Бронной… А недавно к обширному списку прибавился ещё один спектакль — детская «Козочка Злата» маленького независимого театра «Рыба Кива».

Я посмотрела «Козочку» 12 января в художественной галерее «Беляево», а так спектакль, как это часто бывает в частных театрах, играется на разных площадках. «Беляево» сказке очень подходит. Внутри галереи как раз демонстрировали временную экспозицию международного фестиваля «Незабытые традиции». Рассказ о чудесной истории, случившейся в маленьком еврейском местечке незадолго до Хануки, органично смотрелся на фоне прялок, плетёных корзин, посуды и других атрибутов крестьянского быта, «облагороженных» концептуальным дизайном.

Фабула «Козочки Златы» довольно простая и немного напоминает печальный рассказ Андрея Платонова «Корова», только кончается счастливо. Семья скорняка, бедствующая от небывало тёплой зимы, посылает младшего Йошку продать старенькую козочку Злату. Но на пути в город мальчика с козой застаёт врасплох снежная буря. Йошка прячется со Златкой в счастливо подвернувшийся стог сена и три дня проводит в нем, согреваемый теплом животного и питаясь одним только козьим молоком. В конце, конечно, он передумывает вести любимую Златку на убой, возвращается домой, где вновь разбогатевшая семья скорняка празднует традиционный еврейский праздник — Хануку.

Спектакль «Козочка Злата»Атмосфера на спектакле такая же, как и на привычном вертепе. Как и во время вертепного представления, на «Козочке Злате» мгновенно проникаешься глубоким смыслом истории и немного согреваешься изнутри. Единственное, что театральная форма тут не вполне обычная, а сюжет мало кому знаком заранее. В повествование вплетаются древние иудейские притчи, предающие истории ещё большую философичность, и множество красивых песен под традиционную музыку.

Две притчи, что вспоминает Йошка во время своего путешествия, решены с помощью театра теней. Дети с удивлением наблюдают за темными силуэтами бумажных фигурок на ярком холсте, сменяющими друг друга, словно в черно-белом мультфильме. Первая притча повествует о Рабби Акиве: обрушившиеся несчастья спасли его от нападения разбойников, а потому «все, что Бог ни делает, все к лучшему». А вторая рассказывает о скупце: Царь Давид случайно узнал от птиц об опасности, грозящей одному скупцу, которого Бог решил наказать за порок. Тогда царь претворился нищим, выпросил у жадного богача кусок хлеба, чем исправил грешника и спас его от небесной кары.

Весь спектакль разыгрывают всего четыре человека. Рассказчик с тихим и нежным голосом Елена Шамис, главная скрипка и тончайшего мастерства сопрано Александра Скворцова (придававшая особое очарование происходящему своим восьмым месяцем беременности), ответственный кукловод Наталья Хенкина и седобородый господин на клавишах, Михаил Стародубцев. Пели все вчетвером удивительно слаженно и проникновенно — то колыбельные, то лирические песни, то весёлые и танцевальные мелодии. Инструменты использовались тоже разнообразные: гитара, синтезатор, скрипка, перкуссия, металлофон, свирель… Признаюсь, хор произвёл на меня такое сильное впечатление, что я даже заподозрила его участников в наличии родственных связей — и очень удивлена была в конце, услышав непохожие фамилии.

Спектакль «Козочка Злата»«Козочка Злата» интересна не только своей музыкальностью и национальным колоритом, но и режиссурой. Александра Лунякова, автор кукол и художественного решения, простыми средствами пытается достичь максимальной выразительности. Сначала перед нами бумажный театр: хрупкие марионетки на верёвочках, жестикулируя, общаются между собой, домики из папье-маше кружатся на гончарном кругу, в крошечных окошках горит свет. Когда Йошка отправляется в путешествие, марионетки становятся уже более серьёзными, укрупняются и обрастают деталями. Слышала, как одна маленькая девочка после спектакля упрямо доказывала бабушке: «Козочка была настоящая! Я её трогала!» Элементы теневого театра, с собственной необычной оптикой, сменяются чуть позже практически театром художника: перед глазами зрителей медленно тянется простыня с нарисованными яствами, что снятся Йошке в голодном сне. Переходы между различными техниками происходят незаметно, с музыкой и песнями, в спектакле практически не видно «швов», которые так часто вылезают наружу в камерных постановках.





Странно после всего увиденного, что «Козочку Злату» не приютил недавно открывшийся в Москве Еврейский музей и центр толерантности. Думаю, спектакль идеально подходит этой площадке. Он даже в маленьком человечке пробуждает интерес к чужой культуре и даёт почувствовать, что у разных народов сказки разные, но понятия о добре и зле почти всегда совпадают.

Саша СОЛДАТОВА

Об авторе >
Все статьи Саши >